499391·62·02
925801·48·20

Историзм – неостили

Время с 30–40-х и до 80-х гг. XIX в. принято считать в архитектуре, декоративно-прикладном искусстве, в искусстве интерьера и мебели периодом историзма или неостилей. Результатом ретроспективного художественного мышления, т.е. историзма, явилось искусственное воссоздание прошедших исторических стилей, исторических стилизаций, получивших название вторичных стилей, или неостилей. Ослабление интереса к классицизму и ампиру, развитие романтических настроений и романтизма в целом способствовали появлению искусства свободного выбора форм. Античность, которая была для классицизма единственным источником и образцом для подражания, сама становится одним из многих исторических стилей, в котором работают художники середины XIX в. Теперь источниками для вдохновения, которые значительно расширились, служат и готика, и рококо, и барокко, и Ренессанс, и восточное, и древнерусское искусство и др. Изменяется сам эстетический идеал в искусстве, понятие о котором связывается не с торжественной и строгой красотой композиционно выверенных форм, а с уютом, комфортом, изяществом и роскошью. При общем смешении стилей историзм, как образ мышления, характеризуется постепенной сменой того или иного преобладающего на данный момент вкуса, задающего тон всем произведениям искусства.

Появлению неостилей способствовало значительное количество хорошо иллюстрированных публикаций в виде книг, альбомов и журналов, которые содержали многочисленные материалы исследований в областях искусства и архитектуры прошедших эпох. Сюда можно отнести публикации Д. Пиранези, И.-И. Винкельмана, К. Шрейдера, например, в его издании Новые комнатные декорации или образцы рисунков изящно отделанным комнатам (1850 г.), или русский журнал Журнал общеполезных дел, регулярно издаваемый в то время и оказавший серьезное влияние на формирование вкусов русского общества. В этих изданиях предлагались варианты создания интерьеров и мебели в готическом, помпеянском, а ля Помпадур, турецком, китайском и т.д. вкусе.

Все вторичные стили всегда чем-то отличаются от своих настоящих предшественников, даже если они их тщательно имитируют – они как бы излишне расчетливы, в них больше рассудка, чем чувства. Поэтому в произведениях неостилей всегда присутствует предельная активность внешне наиболеё характерных для того или иного стиля элементов общей формы и декора. Помимо этого художник, который работает в неостиле, всегда эклектичен, т.к. ему мешает знание всех стадий и этапов развития исторического прототипа этого стиля, и он часто как бы подсознательно соединяет оригинальные чужеродные для данного произведения элементы формы.

Первой в ряду неостилей считается неоготика, которая появилась ещё в середине XVIII в. в Англии, а затем в XIX в. увлечение неоготикой коснулось Франции, Германии и России. В русле историзма и т.н. национального романтизма, которые охватили все страны Европы и Россию, в XIX в. последовательно возникали и отмирали такие неостили как неорококо (или второе рококо), второй ампир (или стиль Второй империи), неоренессанс, необарокко, третье рококо, необидермейер, неоклассицизм.

Мебель неостилей XIX в.

Появление неоготики связано с началом романтического движения в Англии в середине XVIII в. Этот вторичный ретроспективный, но новый по содержанию стиль, первый в ряду неостилей, существовал, каждый раз отвечая новым, актуальным задачам искусства, не только в XVIII в., но и в начале XIX в. параллельно с классицизмом, и в середине XIX в., и в конце XIX в. в период модерна. Возрождение романтического интереса к средневековью и готическому искусству было характерно не только для Англии, но и для всей Европы в середине XVIII в. Неоготика в Англии получила название готическое Возрождение. Одновременно с сооружениями классицизма в Англии примерно в середине XVIII в. стали появляться здания, в которых использовались мотивы готики: высокие крыши, стрельчатые арки, витражи, порталы, весь набор готического декора. Основателем готического Возрождения был писатель граф X. Уолпол (1717–1797 гг.), который с помощью архитектора-классициста Р. Адама перестроил к концу века в готическом стиле свою виллу в пригороде Лондона, которая стала напоминать средневековый замок, выдуманный им в своем первом романе Замок Отранто. Все формы элементов здания, интерьеров и мебели были заимствованы из реальных готических сооружений и расположены в необычных, весьма прихотливых сочетаниях. Например, для украшения книжных шкафов были использованы формы украшений старого собора Святого Павла в Лондоне, а своды галереи повторяли перекрытия сводов Капеллы короля Генриха VIII.

Идеи национального романтизма в Европе получили новый стимул в начале XIX в. В Англии снова процветает готическое Возрождение, которое держится до конца века как составная часть викторианского стиля, во Франции становится весьма популярным т.н. стиль Трубадур, здесь, как, впрочем, и в других странах, ощущается влияние романов В. Скотта и держится мода на шотландскую и английскую готику. Франко-прусская война повлияла на патриотические национальные чувства немцев, которые начинают обращаться к романтическим образам своего прошлого, к рыцарским временам средневековья. Характерно, что в Германии неоготика развивается в начале XIX в. параллельно с т.н. прусским эллинизмом. Создателем неоготики в Германии был архитектор и живописец К.Ф. Шинкель, а немецкий архитектор Ф. фон Шмидт достраивает в 1844–1888 гг. башни Кёльнского собора, который отныне стал восприниматься подлинно готическим сооружением.

В России неоготика просматривается уже в середине XVIII в. в стилистике некоторых построек В. Баженова, М. Казакова, Ю. Фельтена, В. Неелова и др. Например, архитектор екатерининского классицизма Ю. Фельтен построил знаменитую Чесменскую часовню в готической стилистике, а В. Неелов с сыном, которых посылала учиться в Англию новой готической архитектуре Екатерина И, строит в Царском селе в готическом стиле Адмиралтейство. Уже в XIX в. символами николаевской готики становятся такие известные постройки как Коттедж в Петергофе архитектора А. Менеласа в 1826–1827 гг. и здание петергофского вокзала архитектора Н. Бенуа в 1854–1857 гг. в стиле английской готики. Неоготика в России соседствовала и даже соединялась в это время с помпеянским, неорусским и мавританским стилями (архитекторы А. Брюллов, М. Быковский, К. Тон, И. Монигетти). Особенно часто в неоготическом стиле решались интерьеры кабинетов и библиотек, что придавало им, как тогда считали, средневековую романтическую таинственность и загадочность. Эти помещения обставлялись и декорировались неоготической мебелью, стены зашивались резными деревянными панелями, развешивались или ставились рыцарские атрибуты, на каминах устанавливались часы в виде готических соборов или скульптуры вооруженных рыцарей, над входами прибивались геральдические щиты, в моде были кабинетные витражи и т.д.

Самым выдающимся образцом николаевской готики – романтического неостиля в русском искусстве второй трети XIX в. – появившейся во времена правления Николая I (1825–1855 гг.), является упоминавшийся выше Коттедж (от англ. загородный дом), выстроенный в Петергофе по заказу Николая I для императрицы Александры Федоровны. Вся мебель, стенные панели с готической резьбой были созданы на фирме Г. Гамбса. Мебель, стилизованная под готику, включая ширмы и каминные экраны, ткани и ковры с готическим рисунком, оконные цветные витражи, часы в форме готических соборов, бронзовые люстры и канделябры, декор других предметов обстановки с готическими мотивами и др. создавали ощущение романтической атмосферы. Поэт В. Жуковский специально для этого маленького дворца сочинил рыцарский герб с изображением на щите меча, венка из роз и девиза За Веру, Царя и Отечество. Коттедж стал образцом для подражания в оформлении домов и усадеб петербургского высшего общества, которые создаются теперь в готическом вкусе. В моду вошли также романтические сады с руинами, каналы, пруды, каскады и водопады с парковыми беседками и развалинами старинных зданий. Все эти сооружения, органично сочетаясь с окружающей средой и формой основного здания, должны были создавать романтическое настроение. Стиль николаевской готики формировался в противовес петровскому барокко и елизаветинскому рококо.

Прекрасным образцом неоготики может служить обстановка готического кабинета загородного дворца в усадьбе Голицыных-Строгановых. Кабинет был меблирован стульями, креслами с глухими и ажурными прорезными спинками, этажеркой, ширмой, каминным экраном, подвесными полочками, письменным столом и кушеткой небольших размеров с высокой пышно декорированной резьбой головной спинкой. Спинки мест для сидения и кушетки были украшены аркатурой, розами, крестоцветами, шишками и другими элементами готического декора. Мебель была обита бархатом тёмно-синего цвета. Вся эта мебель по проекту П. Садовникова была выполнена в 1830 г. из орехового дерева Э.Г. Гамбсом, сыном известного Г. Гамбса, совладельцем фирмы. Помимо мебели кабинет обставлялся различными изделиями декоративно-прикладного искусства, также выполненными в готическом вкусе. Например, на каминной полке стояли статуэтки, изображающие рыцарей и часы в виде готического собора. На стенах были развешаны картины соответствующей тематики, рыцарские доспехи и др., а на столе и этажерке расставлены декорированные под готику предметы из стекла, малахита, дерева: хрустальный графин красного цвета, бювар, распятие, светильник на две свечи с экраном, украшенным золоченой бронзой и пейзажами с видами Москвы, ларец из палисандрового дерева, которое было тонировано под черное дерево и украшено волнистыми рамками (флемованными дорожниками), и полудрагоценными камнями.

Большое распространение в 1830-е гг. получил в России т.н. помпейский, или помпеянский, стиль в решении интерьеров и мебели, почти напрямую цитировавший античные формы и элементы декора. Это как бы новое прочтение античности по сравнению с классицизмом основывалось на изучении позднего древнеримского искусства и, прежде всего, памятников, обнаруженных в результате раскопок г. Помпеи. В России одним из приверженцев такого искусства и зачинателей помпейского стиля в интерьерах и мебели был архитектор А. Брюллов, одной из работ которого стали интерьер и мебель Помпейской столовой в Зимнем дворце в 1836–1839 гг. Мебельный гарнитур, который он спроектировал, был изготовлен в мастерской П.Г. Гамбса. Стулья из этого гарнитура были выполнены в переработанных формах древнеримских курульных кресел. Резные ножки табуретов, диванов, стола-консоли имеют форму звериных лап и окрашены под темную бронзу. Мебельные объекты также декорируются росписью по белому лаку, которая изображает античные арабески, узор меандра, женские фигурки и фигуры воинов, колесницы и т.д. Эти орнаменты, цвет корпусов мебельных объектов и их обивка хорошо гармонируют с мотивами и цветом росписей стен и плафоном столовой. Яркий красный цвет ткани обивки диванов и стульев соответствовал древним помпейским росписям и был согласован с общим цветовым решением всех элементов интерьера. Рисунок паркетного пола и росписи потолка помещения также были выдержаны в стиле античного Рима. В помпейском стиле работали не только Брюллов, но и В. Стасов, который обустроил Галерею в Зимнем дворце, а архитектор А. Штакеншнейдер решил в помпейском стиле интерьеры парадных покоев в Мариинском дворце, парковых павильонов в Петергофе, где об античности напоминали не только росписи стен, но и узор паркета, формы, декор и цвет мебели, формы светильников, посуды, декоративных ваз и т.д. Помпейский стиль, который пытался интерпретировать искусство Древнего Рима, получил широкое распространение не только в убранстве интерьеров и мебели, но и в произведениях многих живописцев и графиков России того времени.

Неорококо, или второе рококо, возникает в период прихода к власти династии Бурбонов во Франции, после падения наполеоновской империи. Это время ещё называют Второй реставрацией Бурбонов. Сначала правит Людовик XVIII (1815-1824 гг.), затем Карл X (1824-1830 гг.). После тяжелых лет войн и революций настает время относительно спокойной жизни. Ампир, который ассоциируется с прежним режимом, теперь отвергается, возникает своеобразная реакция – тяга к старым, добрым временам, к утонченности, изяществу быта старой Франции, мастера обращаются к т.н. королевским стилям и, в первую очередь, к рококо. В период июльской монархии мода на рококо достигает своего апогея. Этот новый старый стиль во Франции называют стилем Луи-Филиппа (1830–1848 гг.). Это второе рококо распространилось из Франции в другие европейские страны, в т.ч. и в Россию, и держалось вплоть до 1860 г. В Англии неорококо соответствует ранний викторианский стиль. В Австрии стиль неорококо приобрел необычную популярность в Вене.

В этом стиле делается не только дорогая мебель и утварь для королевского двора, аристократии и крупной буржуазии, но и массовая дешевая мебель, куда этот стиль проникает, начиная с 1840 г. Мебель приобретает характерные рокайльные черты, линии её изгибаются, опорные части делаются в виде кабриолей, применяется пышный рокайльный декор: резьба, фанеровка дорогими породами дерева, бронзовые накладки, окраска, золочение, маркетри, фарфоровые расписные вставки и др. Часто бывает трудно отличить новоделы от подлинных образцов XVIII в. стиля Людовика XV, однако неорококо, как и любой неостиль, подражателен, отличается сухостью рисунка и тяжеловесностью основных формообразующих элементов.

Тем не менеё этот неостиль был широко продемонстрирован в 1851 г. в Лондоне на Первой всемирной выставке и получил одобрение публики.

Корпусная мебель в это время сохраняет свои классические формы, но декор её, согласно требованиям нового стиля, делается иным. В мебели для сидения и у столов декоративный принцип оформления теперь довлеет над конструктивным, контуры и углы смягчаются, вводятся беспокойные кривые линии контуров и форм декора. Сиденья у стульев и кресел делаются болеё низкими, а спинки приподнимаются выше головы сидящего. Места для сидения теперь не такие стройные и легкие по пропорциям по сравнению со своими прототипами XVIII в. Из жилых комнат тяжелые шкафы убираются в передние, а в комнатах обходятся набором из небольших шкафов, буфетов и сервантов, на верхнюю плоскость которых устанавливается ещё один объём, состоящий из открытых полок, для демонстрации фарфора, стекла и серебра. Часто такие открытые полки с их опорными стойками, украшенными золочёной резьбой или бронзой, устанавливались на хорошо декорированных маленьких столиках и превращались, таким образом, в этажерки, предназначенные для гостиных и будуаров.

Второе рококо, подражавшеё искусству середины XVIII в., в России было весьма популярным. В интерьерах, созданных в стиле неорококо или а ля Помпадур, как его называли в России, должна была царить праздничная и беззаботная атмосфера. В таком стиле решались многие интерьеры дворцов и частных особняков, например, целый ряд помещений Зимнего дворца. Наиболеё нарядными здесь получились Розовая гостиная, созданная по проекту архитектора А. Штакеншнейдера в 1846-1847 гг., и будуар. В их декорировке использовались мотивы раковин, букеты и гирлянды цветов, всевозможные завитки, растительный орнамент в виде тонких стеблей с узкими листьями и цветами. В Розовой гостиной потолок был украшен лепкой в виде ажурной золоченой сетки, стены были задрапированы белой узорчатой тканью, повсюду висели зеркала, в кадках на полу и на жардиньерках стояли цветущие растения, живописными группами располагалась изящная мебель и все это дополнялось живописью, обилием декоративных предметов: фарфоровыми вазами, статуэтками, посудой, декоративным стеклом и т.д., а также красивыми драпировками окон и дверей и ковром на полу.

Стиль неорококо избегает строгой симметрии классицизма и ампира. Поэтому мебель в будуаре, например, расставлена свободно, как бы непринужденно, группами. Образцом для стилистики русского неорококо в мебели может служить шкаф, созданный по проекту А. Штакеншнейдера фирмой братьев Гамбс и непосредственным исполнителем мастером Г. Александровым. Шкаф фанерован розовым деревом, декорирован золоченой бронзой и фарфоровыми с росписью вставками. Корпус шкафа имеет волнистые контуры и стоит на причудливой формы звериных лапах, напоминающих в то же время стилизованный завиток с листьями аканта, на концах закрученных в спиралевидные шишечки. Бронзовыми рамками с завитками украшены дверки верхней и нижней частей шкафа, рамками меньших размеров обрамляются фигурные фарфоровые пластинки, украшенные живописными сценками беседующих или музицирующих дам, кавалеров и т.п., букетами цветов и др. Такая роспись на белом и голубом фоне и галантные сцены в виде пасторалей были весьма характерны для искусства рококо XVIII в. Над карнизом шкафа, как бы вырастающий из него, установлен центральный декоративный элемент в виде рокайля с фарфоровой пластинкой в середине и два боковые элемента, слегка напоминающие античные акроте-рии. Несмотря на причудливые формы декора, массу завитков, спиралей и искривленных линий, симметрия основных форм элементов в этом объекте сохранена. В Розовой гостиной, помимо этого шкафа и этажерки розового дерева, фарфоровыми вставками были декорированы жардиньерка, фортепьяно, столик для рукоделия, столик-бюро и двери, которые, к сожалению, не сохранились. Рисунки для этих вставок были сделаны Штакеншнейдером, а изготовлены они были на Императорском фарфоровом заводе. Фарфоровые вставки этажерки и столиков выполнены с изображениями букетов цветов из роз, незабудок, васильков, гвоздик и др. Фон для таких изображений делался или белый, или голубой, или тёмно-синий. Живопись фарфоровых вставок обычно согласовывалась или тематически перекликалась с живописными картинами, висящими на стенах, или живописными панно декора стен, а также гармонировала с цветочным рисунком тканей драпировки стен и обивки мебели. Мебель для сидения в стиле неорококо часто золотили или красили в белый или светлые пастельные тона: бледно-розовый, бледно-зелёный и др.

Спинки стульев делались глухими и обивались той же материей, что и сиденье, а иногда спинки выполнялись ажурными, украшенными завитками рокайля и цветами. Такие стулья также золотились или окрашивались. Подобная мебель для сидения предназначалась для различных помещений и переносилась по мере надобности с одного места на другое. В Зимнем дворце имелся большой набор таких стульев, которые постоянно переносились и устанавливались на время балов. Примером окрашенной мебели второго рококо может служить этажерка белого цвета из будуара Зимнего дворца. Резные ножки, стойки полок и орнамент подстолья позолочены. На уровне полок этажерка имеет заднюю стенку с вызолоченным обрамлением сложной формы, куда крепится зеркало, в котором отражаются стоящие на полках стеклянные изделия.

Стилю неорококо следовали не только дворцовая знать и аристократия, но и зажиточные слои крупной и средней буржуазии. Наиболеё распространенным материалом болеё дешевой мебели для обстановки жилых комнат буржуазного дома, которая делалась в этом неостиле, были орех и красное дерево. Стремление к уюту и комфорту, которые часто сочетались с показной роскошью и богатством, привели к появлению большого количества мягкой, полностью кутаной мебели с обивкой из штофа, ситца, кожи и других материалов. В жилых помещениях появляются в большом количестве оттоманки и уютные сложной формы диваны с сиденьями по обе стороны спинки, т.н. эсы, десадосы, тетатеты, сиамские близнецы и др. Такая мебель изогнутых форм часто украшается резьбой невысокого рельефа в виде всяческих рокайльных завитков, раковин, цветов и т.д. Иногда контуры мебельных объектов подчеркиваются профилированной полосой болеё темного дерева по отношению к общему цветовому тону всего изделия. Обивка мягкой мебели для сидения и лежания нередко простегивалась. В России подобная мебель делается многими мебельными фирмами, из которых самой популярной являлась фирма братьев П.Г. Гамбса и Э.Г. Гамбса, поставляющая мебель для царских дворцов Петергофа, Гатчины и Зимнего дворца, а также фирма А. Тура, делающая мебель для многих аристократических особняков, домов богатых горожан и людей среднего достатка. В меблировку жилья входили т.н. пате (от фр. pate – пирог) – сиденья без каркаса, состоящие из нескольких уложенных слоями мягких элементов, декоративные столики, украшенные маркетри, бронзой, вышивкой бисером, расписными фаянсовыми вставками. Интерьер украшался большим количеством безделушек, стоявших в горках, в застекленных шкафах, на этажерках, столах и столиках, канделябрами, бра, подсвечниками, зеркалами в богатых рамах, картинами, часами, коврами и т.д. В это время в стиле неорококо М. Тонет делает некоторые образцы своей гнутой мебели.

В истории неостилей отмечена также третья волна увлечения рококо, т.н. третье рококо – стиль, который был распространен в европейских странах и в России после 1880 г., что было связано с продолжающимися ретроспективными тенденциями художественного мышления, характерными для всей второй половины XIX в. – как соотнесения естественных потребностей людей, их современного эстетического идеала с прошлым.

Второй ампир, или стиль Второй империи, является первым в ряду неостилей, который открывает период эклектики в искусстве стран Западной Европы и России во второй половине XIX в. После падения монархии Луи-Филиппа в 1848 г. императором с 1852 г. был провозглашен принц Луи Бонапарт, племянник Наполеона, который стал называться Наполеоном III. Во Франции была образована т.н. Вторая империя, которая существовала до 1870 г. Император и его жена императрица Евгения стремились как можно быстреё забыть неорококо и реставрировать торжественный стиль Наполеона I. Но в чистом виде ампир второй раз не сложился, а получился весьма эклектичный стиль Второй империи как некая смесь французского стиля классицизма (стиля Людовика XVI) с элементами ампира, Ренессанса и барокко. Этот новый вторичный королевский стиль породил моду на все ампирное или, точнеё говоря, на псевдоампирное в интерьере: пышную мебель, тяжелые расшитые занавеси и драпировки с бахромой, картины и зеркала в богатых рамах, золоченую бронзу, обилие ковров, цветной мрамор, тяжелые хрустальные люстры, бра и торшеры, обилие декоративных предметов и т.д. В аристократических домах и домах богатой буржуазии с претензией на роскошь в это время возрождаются старые королевские стили, следуя которым делается и мебель.

Символом этого неостиля в архитектуре стало здание Большой оперы в Париже по проекту Ш. Гарнье (1861–1875 гг.), которое было необыкновенно пышно декорировано. В его стилистике смешались элементы итальянского Возрождения, барокко, рококо и ампира.

Развитие промышленности в XIX в. позволяет вместо подлинных материалов прошедших эпох использовать их заменители: тонированный левкас, папье-маше, гальванопластику, штампованную жесть для имитации резьбы и золоченых бронзовых украшений мебели. На новую бронзу наводилась искусственная патина под старину.

Стиль неоренессанс, или псевдоклассический стиль, сложился в Западной Европе после неоампира в 1860–1880 гг. Но его истоки лежат в начале столетия, когда во Франции вошёл в моду т.н. французский неоренессанс, в стилистике которого стали формировать жилые интерьеры, в которых неоготическая мебель стала соединяться с ренессансным декором в стиле Генриха IV или Людовика XIII. В Германии неоготика после 1870 г. начинается сменяться на формы северонемецкого Ренессанса, а десятилетие спустя, особенно после мюнхенской выставки 1878 г., на т.н. древнегерманский стиль (нем. Altdeutsch), в котором весьма своеобразно соединились романтические настроения и различные стилизации. Мебель этого стиля, перегруженная декором, тяжелых пропорций и весьма уродливых форм была широко распространена в среде богатой буржуазии. Интерьеры были полностью загромождены тяжелыми стульями, креслами и столами, массивными уродливыми дубовыми шкафами архитектурных форм, украшенными пышной резьбой, позолотой и различными вставками. Интерьер дополняли тяжелые плюшевые занавеси, вносившие в помещение настроение романтического полумрака, старинное оружие, музыкальные инструменты, искусственные цветы, т.н. букеты Макарта, пальмы и др. В Австрии т.н. венский Ренессанс коснулся, в первую очередь, интерьера и мебели. Мебель в этой стилистике обильно украшается пышной резьбой, позолотой, дорогими узорчатыми тканями с бахромой и кистями. В Австрии и Германии большой популярностью пользовался в это время т.н. стиль Макарта – по имени австрийского художника и законодателя мод Г. Макарта (1840–1884 гг.), который сейчас считается высшей точкой вырождения эклектического искусства конца XIX вв. – стиль, рассчитанный лишь на внешний эффект.

В России, в первую очередь в Петербурге, в стиле неоренессанса строится достаточно много зданий с соответствующей декорировкой, правда, здесь используются не только античные элементы, но и стилевые элементы романской и готической архитектуры и даже арабские мотивы. Однако такая архитектура в целом всегда была ближе в своих стилевых формах и принципах сложения итальянскому Возрождению, чем французскому классицизму. В стиле неоренессанса решен декор, например, Николаевского дворца для Великого князя Николая Николаевича (архит. А. Штакеншнейдер, 1853–1861 гг.), дворца Великого князя Владимира Александровича, сына Александра II (архит. А. Резанов, 1864–1872 гг.), дворцы Л. Кочубея (архит. Г. Боссе) и Н. Кушелева-Безбородко (архитекторы Г. Боссе и Э. Шмидт).

Стиль необарокко, также как и неоренессанс, сложился в Западной Европе в период 1860– 1880 гг. и распространился, в основном, в прикладном искусстве и мебели. В этом стиле соединились элементы неоренессанса, неоготики, барокко и необидермейера. В русской архитектуре этот неостиль получил развитие в творчестве О. Монферрана, который в 1836–1838 гг. построил дом П. Демидова в Петербурге, или Г. Боссе, по проекту которого в 1852–1858 гг. Л. Бонштедт построил дом З. Юсуповой в том же городе и, частично, в работах А. Штакеншнейдера.

Уже к 60-м гг. XIX в. в России разделение помещений на парадные и жилые постепенно исчезает. Стремление к домашнему комфорту, уюту приводит к созданию жилого интерьера, предназначенного для повседневной обыденной жизни. Помещения заполняются большим количеством самой разнообразной по форме и назначению мебели. Появляется много громоздкой мягкой мебели. Например, широко используются диваны разнообразной формы, не только прямые, но и угловые, двухсторонние и круглые с жардиньеркой или корзиной для цветов, которые устанавливались в их центральной части. Некоторые диваны конструктивно соединяются с различными полочками, столиками, этажерками для размещения безделушек, фарфоровых статуэток, фотографий в стоячих рамках, светильников и др. Комнаты зонируются ширмами, вертикальными жардиньерками с цветами, отдельными предметами мебели, собранными в группы.

Вычурные, капризные формы второго рококо в мебели сменяются болеё строгими классическими формами. Становится модной мебель в стиле Буль, которая выполняется из черного дерева и украшается золоченой бронзой и инкрустацией из перламутра, черепахового панциря, тонированной кости и др. В такой технике декорируются, имитируя орнаменты стиля Людовика XIV, большие и маленькие шкафы, письменные столы, столы-бюро, тумбы под вазы и другие объекты, которые размещаются в интерьере среди резной и золоченой мебели, выполненной в стилистике неоренессанса и необарокко. Мода на подобную булевскую мебель породила болеё дешевые и простые способы её декорировки. Дорогое черное (эбеновое) дерево заменяется на болеё простые породы, протравленные в черный цвет, черепаховый панцирь делается из цветной мастики, золоченая бронза заменяется на латунь. Часто в помещениях гостиных и кабинетов рядом с такой мебелью размещалась т.н. итальянская мебель в виде шкафов и секретеров, отделанных черным деревом и бронзой. Крышки секретеров и филенки дверец таких шкафов декорировались флорентийской мозаикой из цветных камней и мрамора, где изображались букеты цветов, птицы, фрукты и другие элементы с орнаментацией Возрождения и барокко. Такую мебель поставляли французские мебельные фирмы, которые уже тогда широко применяли машинную технику при обработке материалов, что позволяло им удовлетворить широкий спрос на европейском рынке и в России на старинную мебель. Крупнейшие мебельные и другие западноевропейские фирмы, производящие мебель и изделия декоративно-прикладного искусства, имели свои представительства (магазины) во многих столицах Западной Европы и в Петербурге, где можно было купить, помимо мебели, бронзовые изделия (люстры, бра, торшеры, каминные и настенные часы, скульптуру и т.д.), фарфор и другие предметы убранства помещений, сделанные в подражание образцам XVII–XVIII вв. Таким образом, декорированные интерьеры отличались излишней красочной пестротой и дробностью. Здесь использовались яркие декоративные ткани и ковры с крупным цветочным узором. Бумажные обои делались под пеструю обивочную ткань и цветное сукно – т.н. насыпные обои. Стены часто оклеивались обоями в рамку. В этом случае панно стены обрамлялось яркой полосой обоев другого цвета и деревянными багетами, сделанными под орех или золочеными с резными украшениями по углам. В границах поля такого панно обычно развешивались картины в золоченых рамах. Мягкая мебель этого времени, часто простеганная пуговицами, отделанная драпировками, с фестонами, бахромой, кистями и подвесками, громоздкая, но прочная и удобная для отдыха и непринужденной беседы, была весьма негигиеничной, т.к. собирала много пыли, была тяжела и неудобна в транспортировке. Однако мода на неё продержалась в жилище почти до конца XIX в.

Последняя стадия стиля необарокко под названием третье барокко прошла в 1880–1890 гг. Этот стиль характеризуется весьма обильным и измельченным барочным декором, ещё большей деструктивностью и эклектичным соединением существовавших когда-то и новых, уже вторичных, стилей.

В это время интерьер теряет былую однородность стиля и его художественный облик переживает упадок. Если раньше стилевое единство прослеживалось хотя бы в одном помещении, то теперь его декор строится на свободном и не всегда художественно обоснованном смешении всех и всяческих стилевых направлений. Отсюда общий характер отделки интерьера времени расцвета эклектики XIX в. создает ощущение загромождённости его вещами, тяжеловесности, пышности, показной роскоши и богатства, излишней декоративности. Создавалось впечатление, что хозяева квартир боялись оставить пустое пространство в помещении и заполняли его многочисленными вещами. Поэтому богатство обстановки, как символ семейного домашнего благополучия и красота, часто отождествляются.

В 1880 г. в Германии ещё раз началось увлечение бидермейером, который стал даже восприниматься как своеобразный национальный стиль. Этот необидермейер распространился и в России, но не ранеё 1890 г. Возрождение этого вторичного стиля проходило в рамках модерна. В рамках модерна проходило возрождение и других неостилей, а именно неоклассицизма и неорусского стиля. И сам модерн в целом, и одно из его направлений или течений – неоклассицизм – были закономерной реакцией просвещенного общества, его противостоянием бесстилью и мешанине эклектизма XIX в. Если в начале своего развития в рамках модерна неоклассицизм ещё как-то соотносился с флореальным и рациональным течением модерна, то впоследствии он обнаружил тенденцию к простой имитации форм античности и образцов классицизма XVIII в.

Использованы материалы учеб. пособия: Грашин А.А. Краткий курс стилевой эволюции мебели – Москва: Архитектура-С, 2007